Интервью с ветераном Тукмачевым Василием Ивановичем

Фотография: 

Иван Васильевич, расскажите о вашем боевом пути.
На службу я был призван 24 июня 1941 г. и отправлен на Дальний Восток, остров Русских. Потом в ноябре 1942 г. Меня перевели в город Люберцы Московской области в 28 воздушно-десантную дивизию, где я до апреля 1943 года проходил тренировочную службу в береговой обороне. В апреле 1943 года нас отправили на фронт в Нижегородскою область, рядом с городом Старая Русса. Было очень тяжело, остро не хватало провизии. Был сильный голод именно тогда, когда необходимы максимальные силы для атаки противника. Солдатам выдавали по 170 грамм армейских сухарей на человека (примерно 5 пакетиков современных сухариков – при. ред.). С оговоркой, что съедать их нужно не сразу и по возможности делиться с товарищем. Эти сухари еще нужно было по часу размачивать в воде, чтобы иметь возможность прожевать.
Для артиллерии нужны были снаряды, и единственный способ их доставить был - на собственном горбу. И мы за ними шли 14 километров, принося в солдатском рюкзаке за раз по 2 снаряда весом – 12 килограммов каждый. Помнится, была настоящая зима, хотя и был апрель месяц. Стояли сильные морозы. Шинель становилась «колом» от низкой температуры. Но, долг не спрашивал, долг требовал!

Иван Васильевич, а когда вы впервые увидели надпись «На Берлин»?
Это было в июле 1943 года, когда я попал на Орловско-Курскую дугу. Это, наверное, одно из самых известных сражение в истории. В небе штурмовики и истребители, и танки, множество танков, на некоторых было написано «На Берлин», тогда эта цель казалась нереальной. А потом было сражение 12 июня под Прохоровкой. В течение 4 часов шел бой. Казалось, что он никогда не кончится. В обращении были задействованы 220 крупных стволов, не считая мелкой артиллерии. Это была тяжелая борьба. Гул от выстрелов оглушал, заставлял учащенно биться сердце, дым слепил глаза.
Во время наступления 14 июля 1943 года был серьезно ранен в ногу. Попал в госпиталь в город. Фрунзе, станция Пишпек. Это в Киргизии. В течение 4 месяцев проходил лечение в госпитале. Позже, осенью 1943 г. началось формирование новой дивизии в г. Алма-Аты (Казахстан), целью которого являлась поимка дезертиров. Потом снова попал на фронт и был зачислен в пехоту, но по обстоятельствам переведен в артиллерию, в 4-ую Ударную армию Баграмяна

И тут вы снова попадаете на Орловско-Курскую дугу?
Да, в декабре 1943 мы участвовали в сражении возле станции Бычиха. Было очень тяжело. Тогда из нашего полка осталось всего 28 человек. Батарея из 4-х 155-мм пушек. Вокруг болото. Идти некуда, тем более с пушками. Нас методично окружали «власовцы». Но мы смогли стойко держались с вечера до утра, потом весь следующий день. Помощь пришла только на второй день: 1-ая Московская дивизия перекрыла отступление немцам. После этого боя я был награжден Орденом Красной звезды.

У каждого ветерана есть значимая история, сильное воспоминание. Какое оно у вас?
Наверное, это будет мое, можно сказать, чудесное спасение. Во время боя под Витебском под меня попал мелкокалиберный артиллерийский снаряд. Помню, как меня затрясло. Ощущение страха и ужаса непередаваемое. Казалось, еще секунда и меня разнесет на кусочки. Я же артиллерист и знаю, как этот снаряд взрывается. Но, по велению судьбы, я остался жив. Снаряд не взорвался, сработал только взрыватель, и я отделался сквозным ранением в руку. Вновь госпиталь под Москвой, лечение.

Как складывался ваш боевой путь после ранения? Где вы встретили известие о Победе?
Я прошел всю Украину и не дошел примерно 70 километров до Восточной Пруссии. В августе 1944 года из 42-ой бригады меня отправили в специальное танковое училище для повышения квалификации. Там на обучении я встретил известие о долгожданной Победе. После войны вернулся на родину в Томскую область. Работал зоотехником в совхозе им. Тельмана вплоть до выхода на пенсию.

Что вы думаете об акции «На Берлин»? Какие чувства у вас вызывают эти надписи на автомобилях?
Приятно знать, что молодое поколение, наши внуки помнят о том, что мы сделали, какую тяжелую ношу вынесли. Эти надписи напоминают мне о 1943 годе, когда мы только верили, что сможем дойти до Берлина. И мы дошли, Я не хочу, чтобы молодежь пережила то, что мы пережили и надеюсь, что такое никогда не повториться. Надеюсь, это поможет сохранить память о страшной войне и великой победе нашей страны. И поддержать ветеранов, нас осталось немного, и мы хотим, чтобы память о том, что мы сделали – оставалась надолго.

Помним, чтим, благодарим

Ващук Андрей Ефимович

Акция проходит при поддержке

типографии «Графика»